Клятва Гиппократа

КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией, Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и безо всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обстоятельством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я ни дам никому просимого от меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно также вручу ни какой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. Я в никоем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я не вошел, я войду для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Чтобы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел и ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да и будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

ОБЕЩАНИЕ ВРАЧА РОССИИ

Перед лицом своих Учителей и собратьев по великой науке врачевания, принимая с глубокой признательностью даруемые мне права Врача, торжественно обещаю:

  • считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, помогать ему в его делах и нуждах;
  • наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим ученикам, связанным обязательством по закону медицинскому, но никому другому;
  • чисто и непорочно буду проводить я в свою жизнь и в свое искусство, творя милосердие и не причиняя зла людям;
  • никогда и никому я не откажу во врачебной помощи, и буду оказывать ее с одинаковым старанием больному всякого достатка, национальности, вероисповедания и убеждений;
  • в какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренно неправедного и пагубного, особо от любовных дел;
  • направлять режим и лечение больных к их выгоде сообразно с моими силами и с моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости;
  • никогда я не обращу я свои знания и умения во вред здоровья человека, даже врага;
  • я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла;
  • что бы при лечении, а также без лечения, я не увидел и не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-то разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной;
  • обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми своими силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою;
  • обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств;
  • обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности; однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и без лицеприятия;
  • в важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям;

Мне, нерушимо выполняющему это Обещание, да будет дано счастье в жизни и в искусстве. Преступившему и дающему ложное Обещание будет обратное этому.